Зачем Юрий Шевчук попросил убрать с поля Ленина

Что бы почувствовал Виктор Цой, если бы увидел, что перемены, происходящие в стране, едва ли похожи на те, про которые он пел? Вероятно, разочарование. Утешением могло бы стать разве только то, что его коллегам по сцене не все равно, они продолжают петь о наболевшем с новой силой и энергией, не боясь вскрывать нарывы. Многие такие песни прозвучали на фестивале, посвященном памяти лидера «Кино», в Окуловке.

фото: Сергей Бабенко

Название уже историческое. Логично связанное с именем культовой группы. Первые «Кинопробы» состоялись в Москве аж в 2000-м, но тогда это был просто большой концерт из композиций легенды, исполненных рок-музыкантами. В формате нового опен-эйра мероприятие впервые прошло только 21 июня 2017-го в честь 55-летия Цоя. В этом году программа расширилась до трех дней, а количество людей, посетивших его, выросло с 11 тыс. до 34 тыс. Место между Москвой и Питером пришлось под стать: рядом со станцией Окуловка гостей символично встречал памятник главному герою на мотоцикле, у которого лежали свежие красные цветы.

«Препати» началось уже в автобусе для журналистов, водитель которого оказался алисоманом и всю дорогу крутил старые хиты Кинчева и Ко. Видимо, он и нашаманил. За последние лет десять многие приверженцы старой «Армии Алисы», некогда мощного и очень активного субкультурного движения, перестали ходить на концерты кумира, потому что от эффектно-театрального красно-черного безумия, за которое они так любили его творчество, он перешел к весьма странным экспериментам с тяжелой электроникой и довольно однообразным текстам про славян, православие, опасность орды и прочее ура-патриотическое мракобесие. Однако на фестивале артиста будто подменили, и он в итоге закатил такой концерт, какого поклонники не слышали уже очень давно, пройдясь по былому яркому наследию — «Шабаш», «Солнце за нас», «Кибитка», «Солнце встает», «Все это рок-н-ролл», «Красное на черном», «Мама» и др. Без «Неба славян», конечно, все-таки не обошлось, но это был тот редкий случай, когда ложка дегтя пролилась мима бочки меда. Из Цоя Кинчев традиционно спел «Белый день» и «Спокойную ночь», которые давно забрал к себе в обойму.

Юрия Шевчука национальная тема тоже не обошла стороной, хотя смотрит он на нее совсем под другим углом. Открывая опен-эйр уходящим в ночь выступлением в День памяти и скорби 22 июня, он начал его со своей интерпретации Симфонии №7 Шостаковича под видеоряд из кадров Великой Отечественной войны, перешел к «Темной ночи», а потом его коллега по сцене Алена Романова затянула «Синий платочек». Эта певица (экс-участница Zventa Sventana, лидер авторского проекта АЛЁNA) стала для Шевчука находкой, присоединившись к ДДТ в 2010-м. Лысая дива с внешностью панка и мощным голосом, которая может органично спеть и партию из шлягера «Ночь Людмила», и русскую народную песню, не просто эксцентричный, но и талантливый персонаж. В рок-команде она сейчас фактически солирует наравне с Шевчуком, бэк-вокалом это назвать сложно, скорее дуэтами и самодостаточными номерами. По энергетике Юрий и Алена представляют собой любопытную творческую пару. «День рождения же у Вити был… Ну что же вы, охламоны!» — улыбался ЮЮ затихшей в какой-то момент публике и запел «Просвистела». Хиты вроде «Ты не один», «Глазища», «Любовь» чередовал с композициями из последнего альбома «Галя ходи», делая упор на любимое старое. Увидев фигуру Ленина в полный рост, вырезанную из картона, которую кто-то вытащил на поле, Шевчук закричал, хоть и по-доброму: «Уберите вождя! На него и так уже все за 70 лет насмотрелись…».

фото: Сергей Бабенко

Цепочку хедлайнеров ДДТ — «Алиса» замкнули в финале третьего дня «Би-2». Они не стали идти по проторенной фестивальной дорожке, показав свое новое шоу «Горизонт событий». Это последний их альбом, жесткий и прямолинейный, где вопросы войны, надвигающейся катастрофы, социальных разломов, отчаяния и зыбкости мира поставлены под очень острым углом, даже неожиданно острым для этой команды, скорее всегда склонявшейся к романтике, чем к злободневным историям. Но здесь прорвало и их. Колористика, видеоряд соответствовали программе. Экран, висящий под наклоном, был похож не то на хвост горящей кометы, не то на сломанное крыло самолета, на нем в кровавом цвете взрывались бомбы, появлялись панорамы с выжженных планет и другие образы, ассоциативно связанные с общим настроением песен. «Это первый альбом, который нам захотелось играть на концертах целиком, — рассказали Шура и Лева «ЗД», — подготовка была очень интересной. Шоу мы придумывали сами и хотели, чтобы поклонники во всех городах увидели абсолютно одинаковую историю. Творчество для нас не оружие, это форма выражения. Так получилось, что в данный момент нам захотелось сказать о каких-то социальных проблемах, заявить свою позицию, и то, что обычно мы говорим на кухнях, выплеснулось в песнях. Мы не планировали ничего заранее. В творчестве вообще ничего специально делать нельзя, потому что разум разрушает магию. Поэтому мы просто движемся на волне своих эмоций, впечатлений и пишем о том, что нас волнует в данный момент».

фото: Сергей Бабенко

***

Свежую пластинку «Полюса» не так давно выпустила и Louna — пожалуй, самая известная в России тяжелая альтернативная группа с женским вокалом, отметившаяся на «Кинопробах». Правда, в отличие от старших коллег по сцене ее солистка Лусине Геворкян сейчас, наоборот, сделала небольшой шаг в сторону более личных тем: «Предыдущим альбомом «Дивный новый мир» мы поставили если не жирную точку, то запятую на песнях, в которых была ярко показана социально-политическая позиция. Мы все сказали, что хотели. Пока что ничего нового мы не видим, не слышим, так что в этой работе поднимаем уже другие вопросы, которые нас также интересуют — больше не как граждан, а как обычных людей, которые становятся старше, строят семьи, заводят детей, меняются каким-то образом. Эта работа посвящена конфликту эпох, взглядов, возрастов, идей».

К счастью, на фестивале этого конфликта не было и поколения мирно уживались друг с другом. «Калинов мост», «Пилот», «КняZz», супергруппа Mordor, интервью с которой можно будет прочитать в одном из следующих выпусков «МК», и Сергей Бобунец разделили сцену с такими персонажами, как новомодная юная певица Гречка (одна из тех, кто испытал на себе волшебную силу Интернета) и молодая команда «Аффинаж». Выступления российских исполнителей разбавили сетом эксцентричных разукрашенных немцев Tanzwut (название с их родного языка переводится как «танцевальная ярость»). Команду основали в 1998 году участники группы Corvus Corax, существовавшей еще с 1989-го. Впоследствии их пути разошлись. Помимо электрогитар и барабанов брутальные индастриал-металлисты используют в своем творчестве волынки, которые изготавливает один из членов коллектива. На вопрос, не боялись ли они, что, появившись спустя 4 года после Rammstein, не смогут избежать сравнений с коллегами, ребята только пожимают плечами: «Мы вообще об этом не задумывались. К тому же у нас свои темы… Фольклор в том числе. Мы и работали с ними вместе. Ну а для вас, русских, возможно, вся наша тяжелая музыка похожа за счет сочетания таких звуков с немецким языком».

фото: Сергей Бабенко

Леонид Агутин: «Анжелика сказала: «Не смей петь Цоя на память!»

На одной сцене внезапно ужились не только поколения и страны, но даже, казалось бы, разные музыкальные вселенные. Самым неожиданным гостем опен-эйра стал Леонид Агутин, который и сам, судя по его взбудораженному эмоциональному состоянию после шоу, даже не представлял, на что подписался. Впрочем, неудивительно, что именно этого артиста бросили на рок-амбразуру: в творчестве он никогда не ограничивался тем, что принято называть в России поп-музыкой, всегда использовал элементы различных жанров и много лет работает с джаз-бэндом «Эсперанто», с которым и сыграл на опен-эйре. «Агутин! Агутин!» — ревела толпа, когда музыкант вышел на сцену. «Я не ожидал, — смеялся он, — и спасибо, что дали мне возможность вспомнить, как меня зовут. Это приятно!» Сет-лист он составил из хитов «Парень чернокожий», «Я буду всегда с тобой», «Половина сердца». Под самые динамичные зрители устроили слэм, на который инструменталисты Леонида смотрели выпучив глаза, как будто это битва на Куликовом поле.

«Когда я служил в армии, я слушал кассету, на одной стороне которой была Шаде, а на другой «Кино», — вспомнил артист, подводя к кульминации. — Я выбрал самую вокально сложную песню Цоя. Прошу отнестись с пониманием, мы очень старались». Ею оказалась «Кончится лето», зазвучавшая вдруг в крайне нестандартной обработке в стиле джаз-рэггей. Первый куплет, и… певец сбился. Со второй попытки произошло то же самое, но тут рокеры на поле поддержали его, запев хором. Дальше все пошло как по маслу. Но исполнитель, конечно, сильно перенервничал… Волнение передавалось и во время интервью.

— Леонид, как впечатления? Или вы еще не успели прийти в себя?

— Я выступаю 30 лет на большой сцене. У меня было столько опен-эйров, что и не перечислить, но на рок-фестивале я первый раз в своей жизни. Честно говоря, сомнения были, но они очень быстро развеялись. Даже мысли не было, «что я тут делаю». Такие скорее возникают на некоторых корпоративах перед 10 гостями, из которых пятеро уже не трезвы, а еще двоим, например, все равно, кто им поет. Здесь я чувствовал себя комфортно.

— А как же пресловутая пропасть между миром поп-звезд и рокеров? Вы не ощутили разницы?

— Сейчас, если говорить именно о творчестве, весь мир объединяется, музыка миксуется. Границы между стилями, направлениями очень сильно размываются, и я думаю, что у нас это тоже постепенно произойдет. Кто знает, может быть, это был первый шаг.

— То есть сегодня вы можете себе представить фестиваль, где поп и рок-артистов будет поровну?..

— Сложно сказать. Диктует всегда публика. Но ребятам в следующем году я предложил обязательно пригласить Володю Преснякова. Я знаю, что он может сделать очень классную программу для такого мероприятия. Вот вам еще как минимум один пример человека, который здесь просто взорвет поле, сто процентов.

— Почему решили выбрать «самую сложную», как вы выразились, песню лидера «Кино» и как родилась аранжировка?

— Я сидел дома на кухне, и вдруг мне звонит директор. Рассказывает, что есть предложение выступить на необычном фестивале, где все участники обязательно перепевают какую-нибудь песню Цоя. Я говорю: «Супер, мне интересно!» Открыл планшет, забил в поисковике его имя и, тут же наткнувшись на «Кончится лето», понял — это то, что надо. Подражать его голосу и исполнять ее в том же размере было бы глупо, хотелось придумать что-то необычное, и мы решили сделать аранжировку в два раза медленнее, но мне под нее пришлось петь в два раза быстрее. Я честно выучил текст, но понял, что из-за скорости не успеваю думать о нем во время выступления. Чтобы чувствовать себя уверенно в материале, мне надо было бы отыграть с этой композицией несколько концертов. Такой возможности, конечно, не было. Да и Анжелика сказала мне: «Не смей пытаться петь на память! Не позорься!» И мы распечатали часть текста, замотали его целлофаном на случай дождя, как следует закрепили на картонке, чтобы не снесло ветром, в общем, все подготовили, но я не сделал одного — не проверил его перед выходом на сцену, и когда начал петь, понял, что там не хватает двух фраз. И тут — такое счастье — люди начинают помогать мне, петь хором. Ну а второй и третий куплет я уже хорошо помнил. В голове-то все было. Называется, решил на всякий случай перестраховаться…

фото: Сергей Бабенко

25/17: «Кругом копирки с «иконостасов»

Команда Андрея Позднухова (Бледного) и Антона Завьялова — один из самых громких и актуальных проектов на современной сцене, в музыке которого рок, рэп и кор составляют безумную смесь. Все это вместе с хлесткими, бескомпромиссными текстами и волновой энергетикой. Жесткие композиции с речитативами Бледного, не щадящими психику слушателей, чередуются с лиричными песнями о любви, авторские произведения — с нестандартными каверами. «ЗД» поговорила с артистами о том, удается ли донести идею до слушателей и почему преемственность поколений — это не всегда хорошо.

— Ребята, у вас уже довольно долгая творческая история. Проект «Иезекииль 25:17» возник в 2002 году, в 2009-м было сокращено название. Почему мощный прорыв произошел только несколько лет назад? Что происходило до этого?

Андрей: Это зависит от оптики, которой вы пользуетесь. Для кого-то по ощущениям прорыв произошел недавно, но на самом деле мы как начали в 2010 году собирать тысячные залы, так и продолжаем это делать. Просто для кого-то появились внезапно, но это не так.

— Как сегодня ваше творчество резонирует с тем, что происходит?

Антон: Мы не изолированы от общества, живем в этом времени и стараемся говорить о том, что волнует нас в первую очередь здесь и сейчас. Как это откликается в сознании молодого поколения, мы не знаем. Говоря о людях приблизительно нашего возраста, уже достаточно зрелых, судя по их реакции на концертах, они понимают, что мы хотим сказать.

— У вас также есть группа «Лед 9». Почему она была выведена как сайд-проект? Почему бы не показать эту историю просто как другую грань творчества 25/17? Вы же сами ее и делаете…

Андрей: Ну это же танцевальная музыка… Мы там в очках выступаем… (Улыбается.) Если серьезно, это совсем другая концепция, и просто нет смысла смешивать ее с тем, что происходит в основном проекте.

— Существует ли сейчас какая-то преемственность поколений? Или молодые ребята, которые сегодня выходят на сцену, оторваны от традиций?

Антон: Нас приглашают время от времени в одну программу на радио, где нам ставят песни молодых исполнителей. Я вам с чистой душой могу сказать: преемственность сплошь и рядом. Я ничего нового и свежего не слышу, только отпечатки, копирки с ветеранов… Как Андрей Александрович выражается, «с иконостасов». Никакого фреша… Хотя несколько имен все-таки есть. Например, «Аффинаж», которые здесь тоже выступают. Мы знаем этих ребят, и вот в их случае сложно сказать точно, на кого они похожи.

— Вы показали необычное прочтение песни Цоя. В какой-то момент даже могло закрасться сомнение, а его ли это композиция…

Антон: Когда мы делаем каверы, мы никогда не исполняем песни в первоначальном виде, всегда перерабатываем материал. Так случилось и с песней «Мама, мы все тяжело больны». Вообще для нашей группы очень значимо его творчество. Круто, что этого человека помнят, что в его память проводят фестиваль.

Андрей: Если сегодня поезд, на котором мы поедем в Москву, сойдет с пути, в нашу честь, я думаю, фестиваля, к сожалению, не будет. Это к разговору о масштабе.

Антон: Но проверять не хочется.

На «Кинопробах» состоялся еще один знаковый концерт — выступление Дельфина, который недавно выпустил, пожалуй, самую жесткую и непримиримую свою пластинку «442». Развернутое интервью с артистом будет опубликовано в «Музыкальных хрониках» или в одном из следующих выпусков «ЗД».

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник